ГУФСИН опровергает избиение осужденного сосьвинской лечебной колонии: мужчина «совершил акт членовредительства»

Автор 12/05/2018 | Оставить комментарий

В редакцию «Глобуса» поступила информация, что 7 мая осужденный, находящийся в лечебно-исправительном учреждении № 23 поселка Сосьва, был выведен сотрудниками ЛИУ из камеры штрафного изолятора, после чего получил множественные удары руками и ногами по лицу, перелом руки. 

Фото

ГУФСИН России по Свердловской области сообщает, что осужденный В. совершил акт членовредительства. Фото: pixabay.com

Собеседник газеты сообщил, что другие заключенные, находившиеся в камерах штрафного изолятора и ПКТ (помещение камерного типа), просили сотрудников прекратить избиение. За это, по словам источника, осужденные «получили сроки пребывания в ШИЗО до 14 суток». А осужденный В. «не в силах справиться с происходящим беспределом», вскрыл себе вены. Администрация колонии вновь поместила его в ШИЗО.

В. был осужден за преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков. На свободу мужчина должен выйти уже через пару-тройку месяцев.

Источник «Глобуса» сообщил, что родственники осужденного В. собираются обратиться с заявлениями в Следственный комитет, ГУФСИН и прокуратуру.

 — ЛИУ-23 — это лечебно-исправительное учреждение. Люди принимают там тяжелые препараты, они действуют на психику. Может измениться характер, — отметил источник.

По словам собеседника «Глобуса», осужденный В. был помещен в штрафной изолятор за то, что сломал замок локального участка и самовольно зашел на территорию отряда. Около года назад этот же осужденный в ПКТ получил перелом ноги.

Начальник пресс-службы ГУФСИН по Свердловской области Александр Левченко заявил, что озвученный факт — попытка ввести общественность в заблуждение. Все действия в отношении осужденного производились по закону.

По словам Александра Анатольевича, осужденный В. имеет 37 неснятых и непогашенных взысканий. 2 сентября 2016 года мужчина был признан злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания и переведен в строгие условия.

В свердловском главке ФСИН отмечают, что 7 мая осужденный В., содержащийся в штрафизоляторе, совершил акт членовредительства. Куском защитного купола разбитой им видеокамеры осужденный причинил себе раны левого, правого предплечий и шеи. Для осмотра врачом и оказания медицинской помощи осужденный был выведен из камеры в коридор.

— При проведении обыска В. начал выражаться нецензурной бранью и размахивал руками, отказывался от проведения обысковых мероприятий. Он неоднократно был предупрежден о прекращении противоправных действий. Данные меры предупреждения осужденный В. проигнорировал, продолжал оказывать злостное неповиновение представителям администрации. Около 18.15 в отношении осужденного В. была применена физическая сила — «загиб руки за спину». Осужденный отказался от своих противоправных действий. У осужденного был проведен обыск, в результате которого были изъяты кусок пластмассового острия от защитного купола видеокамеры, которым он нанес себе телесные повреждения, — прокомментировал Александр Левченко.

В 18.30 осужденный В. был осмотрен в здравпункте. По итогам осмотра переломов, других травм у осужденного не обнаружено — за исключением поверхностных повреждений кожных покровов запястий и шеи. Медицинская помощь осужденному была оказана в полном объеме.

Осужденные, содержащиеся в других камерах ШИЗО/ПКТ, к дисциплинарной ответственности 7 мая не привлекались.

10 мая материалы по факту применения физической силы к осужденному В. были направлены в Следственный комитет.

По данным пресс-службы ГУФСИН России по Свердловской области, в учреждении проводится служебная проверка по факту порчи осужденным В. имущества ЛИУ-23. С мужчины могут взыскать стоимость разбитой видеокамеры.

Александр Левченко отметил, что нет четкой статистики о количестве обращений, касающихся насилия в отношении осужденных.

— Многие родственники осужденных плохо владеют основами уголовно-исполнительного законодательства, некоторых вводят в заблуждение сами осужденные. Бывает и так, что ряд граждан, называющих себя правозащитниками, также, не имея точных данных, вместо того, чтобы передать имеющиеся у них материалы в компетентные органы — Следственный комитет, полицию, прокуратуру — распространяют недостоверные данные в соцсетях, СМИ.  Поэтому большая часть фактов после детальной проверки не находят своего подтверждения, — отмечает Левченко. — Если случаи нарушения прав осужденных подтверждаются в результате проверок прокуратуры, следственных органов, ГУФСИН, то к сотрудникам уголовно-исполнительной системы применяются меры наказания — как дисциплинарные, так и уголовного характера.

Статьи по теме




Поделитесь новостью в социальных сетях

Оставить комментарий

Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама

Баннер Подписка

Подать объявление в газету

Баннер 3А

Реклама

Скажи, что ты думаешь

Как вы оцениваете решение Евгения Ройзмана уйти в отставку?

Смотреть результаты

Loading ... Loading ...

Баннер Полезные телефоны

Баннер 3B

Реклама

Баннер 3А

Реклама