“Мертвая река” требует живой реакции. Презентовали фильм о загрязнении рек Северного Урала

10 декабря в «Доме кино» Екатеринбурга прошла презентация документального фильма режиссера, пресс-секретаря заповедника “Денежкин Камень” Роберта Карапетяна «Мертвая река». Кино рассказывает о загрязнении рек севера Свердловской области, которое, вероятно, спровоцировано разработкой Ново-Шемурского месторождения медных руд структурой Уральской горно-металлургической компании. 

Роберт Карапетян. 
Режиссер неигровых фильмов, сценарист, оператор. 
Фильмография насчитывает более 100 телевизионных и документальных фильмов.
Родился 27 мая 1982 года в Свердловске. 
Окончил факультет журналистики УрФУ. 
Пресс-секретарь заповедника «Денежкин Камень».
Учредитель и главный редактор Телевизионного агентства «Скрытая камера». 
Роберт Карапетян - режиссер фильма “Мертвая река”. фото: архив Роберта Карапетяна
- Главная цель создания фильма - показать ситуацию такой, какая она есть в действительности, и попытаться представить пути решения проблемы, - говорит режиссер Роберт Карапетян. - Поэтому главные в фильме не жители городов Севера Свердловской области, которые живут на берегу “Мертвой реки”. Записать каких-нибудь бабушек, которым вообще ничего не нравится, и сделать на этом фильм не проблема. Мы ушли от такого формата. В фильме всего один житель, который рассказывает о том, что происходит. Все остальные - специалисты. Посчитали нужным максимально предоставить слово именно экспертам, которые понимают ситуацию. Потому что зачастую эмоции мешают трезво смотреть на происходящее. В фильме есть специалист Пермского университета Евгения Ворончихина, которая озвучила результаты проб воды из Сосьвы, Шегультана. Ольховки … Рассказала, какие последствия для здоровья людей могут вызвать превышения ПДК тяжелых металлов в наших реках. Евгения Александровна объяснила, почему в лесах, соприкоснувшихся с “Мертвой рекой”, нет животных. В фильме есть интервью специалиста Роспотребнадзора, который говорит, что санитарных врачей не устраивает качество воды. Ее нельзя использовать ни для стирки, ни для питья. Ничего с этой водой делать нельзя. 
Директор заповедника Анна Квашнина дала интервью, как специалист по геоинформационным технологиям. Есть геолог, который рассказывает, что откуда течет. Есть комментарии представителей общественной организации “Живой Шемур”, которые рассказывают о работе, проделанной общественниками, в какие надзорные органы были написаны жалобы. 
- Как на такой “экспертный” фильм отреагировали зрители? 
- Премьера прошла интересно. Большой зал Дома кино, если я не ошибаюсь, рассчитан на 280 человек. На показ собрали примерно половину зала. Те зрители, что пришли, проявили интерес. Было много вопросов. Хотя обсуждения не планировалось, но 15 - 20 минут пришлось уделить ответам. Спрашивали, в том числе, что делать? Анна Евгеньевна (Квашнина - директор заповедника “Денежкин Камень”, прим. “Глобус”), которая присутствовала на показе, рассуждала на предмет того, почему произошло загрязнение рек? Ошибки в проекте. Не учли, что эти отвалы нельзя просто складировать, нужно было выстилать дно, изолировать возможные протечки, чтобы ничего бесконтрольно не просачивалось. 
Вопрос, что делать?... Это, конечно, не к нам вопрос, к специалистам. Это серьезные затраты, серьезные исследования... 
Меры, которые предпринимает УГМК, не приносят результата. Ситуация ухудшается с каждым годом. Она началась в 2015 году. Сейчас мы фиксируем 500 гектаров мертвого леса. 
- Представили медного холдинга высказались? 
- В день премьеры в интернете, а потом и на одном из телеканалов вышел сюжет. По сути, это было 15-минутное интервью одного из героев моего фильма - манси Николая Пакина. Оно есть в интернете, его можно посмотреть. Сначала Николай долго рассказывает о себе, а потом говорит вещи, совершенно противоположные тому, что он говорил в нашем фильме: река посветлела, она чистая, он берет воду, чтобы делать чай. 
Он говорил, что его снимали в тот момент, когда у него была черепно-мозговая травма. Что он не понимал, что он говорит. Что “они”, то есть журналисты, приезжали ночью. И заставляли его говорить на камеру то, что надо. Ощущение, что черепно-мозговая травма у него как раз сейчас. Человека либо запугали, либо подкупили, как мне кажется.
Я сам с Пакиным не общался, его съемки мне дали коллеги. Они снимали его в 2017 году. УГМК поставила шлагбаум и мы не смогли доехать до Юрты Пакина (поселок возле Терньерского карьера УГМК, в котором живет Николай Пакин, - прим. “Глобус”). По этому поводу я писал заявление в прокуратуру. Сейчас идет очередная проверка. Было решение Ивдельской прокуратуры, что шлагбаум установлен незаконно. Потом было противоположное решение - той же самой прокуратуры. Якобы, шлагбаум согласовали. 
Рассказ Пакина был единственной реакцией на фильм. 
Я хотел отобразить позицию УГМК. Но, к сожалению, сделать этого не удалось. Из-за того, что представители компании очень долго согласовывали “позицию” - где-то месяцев пять. Сначала они говорили: “Да, мы вас пустим на карьеры”, “Покажем очистные” и “Дадим интервью”... Но каждый раз что-то откладывалось и переносилось. То у них проходили взрывные работы, то еще что-нибудь приключилось... Потом представители компании сказали, что в фильме вообще участвовать не будут. 
Поэтому получилось так, что позиция УГМК в фильме представлена только интервью с пресс-конференции (состоялась 3 октября 2018 года, - прим. “Глобус”) в “Ельцин центре”, на которой Григорий Рудой (ныне, согласно официальному сайту УГМК, - директор по горному производству) по сути признал вину УГМК в загрязнении рек. 
УГМК мы на показ не звали из принципиальных соображений, потому что представители холдинга отказались участвовать в создании фильма. Мы сделали вывод, что он им не интересен. Хотя были анонсы, о премьере знали. Хотели бы - пришли. 
Это весной река Шегультан дала обильную “пену”. Сюда могли попасть отходы с отработки Ново-Шемурского месторождения. Шегультан впадает в Сосьву, на берегах которой стоит много населенных пунктов - Денежкино, Маслово, Марсяты, Андриановичи, Морозково, поселок Сосьва... Кадр из фильма “Мертвая река”
- Где “Мертвую реку” может посмотреть обычный житель Серова, Сосьвы, Гарей, Краснотурьинска, Карпинска, Североуральска, Ивделя? 
- К сожалению, пока нигде. В интернет мы его не выкладываем, потому что он будет отправлен на разные фестивали, в том числе, международные. В положениях о проведении фестивалей написано, что условием участия фильма является его отсутствие в интернете или телеэфире. Пока “Мертвая река” не пройдет фестивали, в ТВ-эфире его не будет, как и в интернете. После фестиваля фильм пройдет телевизионный эфир, потом появится в открытом доступе в сети. 
Так решила студия - правообладатель. У нее такое правило. Сначала фильм сдается, получает прокатное удостоверение, потом идет по фестивалям, затем телеэфир и интернет. 
У “Мертвой реки” было 2 показа. Первый прошел на Ночь науки в библиотеке имени Крапивина. Там была небольшая аудитория. Второй был в “Доме кино”. 
Дальше - фестивали. А потом посмотрим… Я чувствую интерес к фильму. Например, звонили из Челябинска. Спрашивали про возможность показа. Готовы были предоставить кинотеатр. 
Думаю, что интерес вызван тем, что проблемы экологии для Челябинска крайне актуальны. 
- Большинство ваших фильмов так или иначе связаны с темой экологии, среды обитания: «Угольный след», «Третий провал», «Муслюмовский эксперимент», «Речная болезнь»... 
- Я работаю по экологической тематике с 2006 года. Это моя любимая тема. Есть что “показывать”: телевидение и кино - это прежде всего “картинка”. Плюс, экология сейчас - это проблемная тема. Считаю, если выставлять фильм на конкурс, то кино должно быть социально значимым. Поэтому на конкурс идут либо журналистские расследования, либо экологические исследования. Как правило, они побеждают в конкурсах. 
Хотя, например, получивший ТЭФИ, «Муслюмовский эксперимент» - это фильм про радиацию. При такой теме картинку показать очень сложно - радиация невидима. Но жюри фильм понравился, дали статуэтку. 
С другой стороны, экология - тема сложная. Есть проблемы с адекватными и своевременными ответами на журналистские запросы. Недавно вот, практически флэшмоб с запросами в адрес “Святогора” случился. Только благодаря тому, что вы все подключились, нам удалось что-то вытащить. Как пирожки фильмы печь не получается. “Мертвая река” снималась с 2017 по 2019 год. Хронометраж фильма - 26 минут. 
Достаточно, чтобы задуматься над тем, что происходит... 
Иллюстрация в анонсе: Принт-скрин фильма "Мертвая река"
hotel logo
Копировать ссылку
Поделиться в соцсетях:
Читайте также
<!-- Revive Adserver Asynchronous JS Tag (click tracking for: Revive Adserver) - Generated with Revive Adserver v4.1.4 -->
<ins data-revive-zoneid="109" data-revive-target="_blank" data-revive-ct0="{clickurl_enc}" data-revive-id="c0ddefbcfdef3d8799b8ed1e273c087f"></ins>
<script async src="//adv.rifei.info/www/delivery/asyncjs.php"></script>
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных