Сосьва
10 °C
$53,77
56,36
Присоединяйтесь к нам:

В гнезде “Черного беркута”. Специальный репортаж из Лозьвинского, где закрыли колонию, в которой сидели маньяки и смертники

В гнезде “Черного беркута”. Специальный репортаж из Лозьвинского, где закрыли колонию, в которой сидели маньяки и смертники
Многие, попавшие в Лозьвинский, так и не смогли покинуть поселок под Ивделем. Они закончили жизнь в колонии "Черный беркут", в которой содержались бывшие "смертники" и "пожизненники". При ИК-56 было кладбище. Фото: Николай Починин, "ВК - Медиа"

Поселок Лозьвинский Ивдельского городского округа, затерянный в тайге на севере Свердловской области, за шесть сотен километров от Екатеринбурга, известен, благодаря исправительной колонии №56 Главного управления федеральной службы исполнения наказаний по региону. Учреждение, которое действовало в Лозьвинском с 60-х годов прошлого века и до 2019 года, широкой публике больше знакомо по неофициальному названию - «Черный беркут». 

Беркут собирает падаль

Неформальное название ИК-56 получила от бетонной скульптуры черного беркута. Птица держит в когтях голову поверженного змия. Скульптура была установлена посреди небольшого прудика с фонтаном у административного здания колонии.
Автором скульптуры стал бывший сотрудник ГАИ из Нальчика Хабас Закураев, получивший 25 лет зоны за убийство тещи. В работе ему помогал скульптор-самоучка Владимир Криштопа, насильник и убийца.
По легенде, художественный замысел Закураев объяснил так: беркут – собирает падаль, а мы, осужденные этой колонии, и есть падаль.
Говорят, правда, что беркуты предпочитают живую дичь.
Интересно, что часть срока Криштопа отбывал в другой колонии особого режима, в которой содержатся пожизненно осужденные - ИК-6 УФСИН России по Оренбургской области. Во время нахождения там Криштопа участвовал в изготовлении скульптуры дельфина, которую выкрасили в черный цвет и также установили во дворе зоны. После этого ИК-6 получила неофициальное название - «Черный дельфин». 
ИК-56 назвали «Черным беркутом» благодаря именно этой скульптуре. Фото: Ольга Вековшинина, бывший член ОНК Свердловской области
В советские годы «Беркут» был единственной в стране колонией для преступников, приговоренных к смертной казни, которым высшая мера наказания была заменена на 20-летний срок в колонии особого режима.
При Советах в ИК-56 сидели и приговоренные к солидным срокам – до 15 лет, больше в СССР не давали.
Говорят, в конце 80-х годов в «Беркут» начали свозить ИМН – приговоренных к исключительной мере наказания.
С 1994 года 56-я стала первой колонией для содержания осужденных на пожизненный срок и тех, кому исключительная мера наказания в порядке помилования была заменена долгими сроками лишения свободы. После введения пожизненного заключения в колонии был построен еще один корпус. 
В 1996 году президент Борис Ельцин приостановил практику смертной казни. После объявления моратория на смертную казнь потенциальные смертники, которых не успели расстрелять, получили фиксированные сроки в 25 лет.
Говорят, что не все смогли справиться с этим известием и в течение недели несколько заключенных покончили жизнь самоубийством. Перспектива провести в «Черном беркуте» четверть века буквально показалась этим людям хуже смерти...
Мы продолжаем публикацию серии специальных репортажей «Брошенные зоны: как живут люди в поселках, откуда ушла тюрьма». Сегодня мы начинаем рассказ об одной из самых страшных зон России - «Черном беркуте» из поселка Лозьвинского. В 2019 году эту колонию закрыли. Но в «гнезде «Черного беркута» еще остались люди... Этот материал – и о них тоже.

Галя, Лиза, Даша и Уголек 

… В конце октября 2021 года Лозьвинский встретил мокрым снегом, которого почти по колено насыпало из свинцовых туч, и тишиной, прерываемой собачьей брехней. Ветерок носит ее над пустыми улицами. Аншлагом на въезде в Лозьвинский работает... сосна. К ней прибита табличка "Поселок Лозьвинский". Налево - стоит старенький дом из бруса, предназначенный, похоже, на двух хозяев. У стоящей во дворе дома горки играют две девочки лет десяти. 
- Здравствуйте, дети. А есть дома кто-нибудь взрослый? 
Девочки кивают головами в цветных вязанных шапочках и скрываются в доме.  
В конце октября прошлого года в Лозьвинском оставалось 10 жителей. Фото: Андрей Клеймёнов, "Глобус"
Через минуту оттуда выходит женщина в желтой куртке и безразмерных калошах. Узнав, что попутным ветром в Лозьвинский занесло журналистов, зовет незваных гостей в дом. 
Два дворовых пса держат хвост калачом ("А не загуляла ли бабушка с сенберна...". Тьфу, с лайкой) и смотрят с каким-то охотничьим интересом. Вдруг мы - волки, только в человечьей шкуре. 
- Они не часто видят чужих, - отмечает женщина, пока ставила электрочайник.
Подсветка вспыхивает голубоватым светом. Из шкафчиков извлекаются чай-кофе и вафли-печенье. А из большого холодильника - сгущенка. Белая поверхность холодильника перемежается разноцветными квадратами и прямоугольниками магнитиков. "Я люблю Кипр", - признается один из них.
Галина Клиновая поит гостей чаем и рассказывает, что ее семья ждет выдачи сертификата, чтобы навсегда уехать из Лозьвинского. Фото: Андрей Клеймёнов, "Глобус"
Черно-белый пес взбирается на уличный подоконник, чтобы попробовать подслушать, о чем будут судачить на кухне. 
- Галя. Галя Клиновая, - представляется женщина. 
Она живет в Лозьвинском с мужем и двумя дочками, а трудится в Ивделе, до которого 25 километров. 
- Поселок держался вокруг зоны. Люди работали. Сейчас - все, - Галя разводит руками. Говорит, что работа в Лозьвинском была, пока из "Черного беркута" не вывезли заключенных. - Я в управляющей компании Ивделя работаю. На автобусе езжу. Они пока ходят. Последний рейс - на пять часов. 
Та девочка, что с виду постарше, приходит знакомиться с гостями и, чтобы знакомство прошло как надо, приносит огромного кота. Он черный и теплый. 
- Его зовут Уголек, - смущаясь, признается девочка. А ее зовут Лиза. Лизе - 11 лет. 
А Уголек не смущается. Он прыгает на колени к Наде и буквально через минуту засыпает. Чайник уже прокипел и после его возмущенного ворчания в кухне хорошо слышно, как этот бегемот мурлычет. Надя - из Москвы, она пишет про наш проект «Брошенные зоны: как живут люди в поселках, откуда ушла тюрьма». Рассказываем, как выживают люди в поселках, в которых закрыли поселкообразующие колонии. 
Галя, Надя и Уголек. Фото: Андрей Клеймёнов, "Глобус"
У Лизы есть младшая сестра. Ее зовут Даша и ей 10-ть.
Еще у Гали был сын. Но он ушел из жизни. Сам. Это случилось в колонии...

Жизнь по особому режиму

Исправительная колония особого режима «Черный беркут» была разделена на две части. В одной содержались те, кто был осужден за тяжкие преступления на 20-25 лет, в другой — приговоренные к пожизненному заключению.
Осужденные пожизненно содержались в специальной тюрьме внутри колонии - по двое в камере. Сокамерники подбирались, исходя из рекомендаций психолога. В камерах были двухъярусные койки, небольшой стол, лавочка. В углу - ведро-«параша» вместо унитаза. В последние годы в колонии появились биотуалеты.
На металлической двери каждой камеры - бумажные таблички с фотографиями тех, кто сидит за дверью. На табличках цветными фломастерами выведено: Ф.И.О. Дата рождения. Статья Уголовного кодекса, по которым приговорен. Срок (Пожизненно - писали красным). Дата прибытия. И состав преступления - “Изнасиловано и убито 16 женщин”, например. Или - “Убийство ребенка (девочка). Зарезал ножом”. 
Это для того, чтобы сотрудники не забывали, что по ту сторону двери находятся вовсе не бойскауты. 
Распорядок дня был постоянным. В 6 часов утра из громкоговорителя звучало: «Жилая зона, подъем!» После начинались заправка кроватей, завтрак, утренняя поверка, обед, прогулка. В 22.00 вновь просыпался громкоговоритель: «Жилая зона, отбой!»
Самые опасные заключенные России годами жили в глухой тайге - в поселке Лозьвинском действовала колония "Черный беркут". Фото: Николай Починин, архив "ВК - Медиа"
Приговоренные сидеть пожизненно не допускаются к работе. Гулять они могут в специально отведенном помещении - четыре стены, а над головой зарешеченное небо. 
После подъема и до отбоя сидеть и лежать запрещалось. Единственное исключение – болезнь.
Раз в неделю осужденному на пожизненное лишение свободы полагалась баня. Если не было нареканий к поведению.
Те из пожизненников, к которым не было замечаний, также могли рассчитывать на свидание с родными - максимум два раза в год и по четыре часа.
Также «пыжам», как иногда на сленге называют осужденных пожизненно, полагается получение одной посылки в год.
Осужденные, приговоренные к заключению на 20-25 лет, жили в более стандартных условиях. Они могли работать в столярной мастерской, подсобном хозяйстве, на пилораме или в гараже.
Телефонные звонки не были ограничены, разрешалось получение трех посылок и трех бандеролей в год.
Такой «разнобой» возник при переходе от советского к российскому пенитенциарному законодательству.

Маньяки и гангстеры

Бывший член Общественной наблюдательной комиссии по соблюдению прав человека в местах принудительного содержания (ОНК) Свердловской области, а ныне общественный помощник уполномоченного по правам человека в регионе Дмитрий Халяпин рассказывает, что в 2017-2018 годах раз 10-ть бывал с проверками в колонии Лозьвинского. 
“Черный беркут” закрывали на его глазах. 
- Градообразующим учреждением для поселка была ИК-56. Где-то половина ее сотрудников жила в Ивделе, половина – в Лозьвинском и Полуночном. В Лозьвинском тогда жило человек 400. Было где-то 100-80 жилых домов. Думаю, что где-то процентов 50 от числа тогдашних жителей поселка – это люди, которые переехали из других северных поселений, в которых закрыли колонии, – рассказывает правозащитник.
Полуночное – поселок километрах в четырех от «Беркута».
Последние лет 30 в "Черном беркуте" сидели те, кого приговорили к пожизненному заключению, и те, кому расстрел заменили на 25 лет "за колючкой": убийцы, террористы и насильники. Фото: Николай Починин, архив "ВК - Медиа"
- Я встречался как с теми, кто находился на пожизненном – о многих из них написано в «Википедии», так и с теми, кто был на исключительной мере наказания. (Но в конечном итоге получил долгий срок, а не пулю в затылок, – прим. автора). По психосоциальному составу – это абсолютно разные спецконтингенты, - отмечает Дмитрий Халяпин, клинический психолог. У них были разные вопросы, запросы. И отношение к тому, как они содержатся. У тех, кто отбывал 25-летний срок, каких-то конфликтов с администрацией не было. Все напряжение снималось довольно корректно. Практически не было запросов в прокуратуру. Если не брать «пожизненников». Те постоянно жаловались. Те, кто был на исключительной мере наказания, которую заменили на срок, не жаловались. Некоторые из тех, кто был на пожизненном, много “писали”. Многие считали, что несправедливо осуждены. Те, которые были на исключительной мере, они, в принципе, не отрицали вину. Говорили: «Да, было такое, так случилось в этой жизни». 

Халяпин отмечает, что среди “пожизненников” было много граждан с, так скажем, маниакальными наклонностями. 
- Если мы берем этих «пожизненников», то большинство их историй какие-то однообразные и отмороженные. Когда мы говорим про тех, у кого была исключительная мера, то практически все они – бывшие гангстеры. Это – оружие, убийства, грабежи. Это – организованная преступность, в общем, - рассказывает Дмитрий Анатольевич. 

“Липецкий Чикатило”, лидер банды сутенеров и преступник, отомстивший за Круга

Одним из самых известных сидельцев «Беркута» был Владимир Криштопа, участвовавший в создании скульптуры беркута. Мужчина был признан виновным в 2 убийствах женщин и 1 изнасиловании с покушением на убийство, совершенных в Ростове-на-Дону. Криштопу приговорили к смертной казни, но расстрел заменили на 25 лет лишения свободы. В ИК-56 с сокамерником Криштопа основал музыкальную группу «The Euthanazer» "Эвтаназия", - прим. автора). В 2020 году вышел на свободу. Дальнейшая его судьба нам неизвестна.
Срок в ИК-56 отбывал педофил и насильник Роман Чигрин из Амурской области. Он изнасиловал и убил двух школьниц. Совершил суицид в колонии.
Пожизненный срок в «Черном беркуте» отбывал серийный убийца Анатолий Седых, орудовавший в 90-х годах в Липецке. До поимки пользовался репутацией хорошего семьянина, работал шофером. Он был осужден в 2010 году за изнасилования и убийства. Его жертвами стали, как считается, 12 девушек. Пресса называла Седых «Липецким Чикатило».
Другим широко известным заключенным лозьвинской колонии был Владимир Белов, ховринский маньяк. Считается, что на его счету 8 жертв. Одна из них – столичный предприниматель, которого Белов с подельником убили по заказу. Остальные – женщины, которых убивали, чтобы поживиться. Ховринский маньяк отбывает пожизненный срок.
Заключенные в Ивдельском районе массово появились еще в 1935 году, после создания Ивдельского исправительно-трудового лагеря (ИвдельЛаг). Фото: Константин Бобылев, архив "Глобуса"
В «Черный беркут» попал и Эдуард Чудинов, лидер банды сутенеров-убийц из Нижнего Тагила. Группировка заставляла девушек заниматься проституцией. Тех, кто отказывался, насиловали и убивали. Тела закапывали в лесу. В 2005 году массовое захоронение обнаружила охотничья собака. Чудинов был признан виновным в совершении убийств, изнасиловании, похищении людей, организации занятия проституцией и приговорен к пожизненному лишению свободы.  
Оказался в Лозьвинском и один из лидеров организованной преступной группировки «Тверские волки» Александр Осипов по прозвищу Младший Волк. Он признался, что расправился с предполагаемым убийцей шансонье Михаила Круга. Осипов якобы был хорошо знаком с певцом. Он вывез предполагаемого убийцу Круга в лесополосу, заставил сознаться и застрелил. Младший Волк получил пожизненное с учетом других совершенных преступлений.
В «Беркуте» отбывал наказание Илья Тихомиров, соорганизатор террористического акта на Черкизовском рынке летом 2006 года. В результате теракта погибли 14 человек, в том числе двое детей. Был ранен 61 человек. 
Перечислять можно еще очень долго…

«Черный беркут» снялся с утеса

- Как я уже говорил, там было 2 большие группы. Первая – осужденные пожизненно, с 1996 года. Вторая - те, которым высшую меру заменили на 25 лет лишения свободы. Они получили приговоры с 1992 по 1996 годы. Таких на то время оставалось 108 человек,Дмитрий Халяпин рассказывает, что колония Лозьвинского была построена на скале. 
Некоторые из местных называют ее утесом. Место было выбрано сознательно, чтобы исключить возможность подкопа, который мог бы привести к побегу.
- На практике было очень сложно рубить канализацию. Осужденные жаловались, что им приходится оправляться в ведра. Через адвокатов подавали иски в Европейский суд по правам человека. Иски удовлетворили и они получили деньги, - продолжает общественный помощник омбудсмена. 
Говорят, сумма удовлетворенных исков составляла на человека порядка 9-10 тысяч евро. 
- Было принято решение – вывезти эту группу, - отмечает правозащитник. 
Этапы пошли в хабаровский поселок Эльбан, где ввели в строй современные корпуса колонии особого режима для пожизненно осужденных. Из-за семилучевой формы корпусов колония получила неофициальное название «Снежинка».  
Члены ОНК Дмитрий Халяпин и Ольга Вековшинина во время общественнйо проверки "Черного беркута". 2018 год. Фото предоставлено Ольгой Вековшининой
- Сначала на ИК-6 УФСИН Хабаровского края были вывезены «пожизненники». Фактически в «Беркуте» осталось 108 человек, которые были приговорены к исключительной мере наказания, но которые избежали казни. До августа 2018 года 50 человек освободились, а 54 человека уехали на ИК-9 в город Рубцовск. Это – Алтайский край, – вспоминает Дмитрий Халяпин. – До этапов я разговаривал и с уполномоченным, и со ФСИН, чтобы эти люди досидели (в Лозьвинском, – прим. автора). Но начальник ГУФСИН, согласовав (позицию, – прим. автора) с Москвой, сказал, что из-за 54 человек нет смысла держать в ИК-56 целый состав. И эти люди были отконвоированы в Алтай.
По сути, это стало концом колонии, в которой сидели пустившиеся во все особо тяжкие. 
– В Лозьвинском постоянно все ремонтировалось и каких-то вопросов к состоянию построек фактически не было. Единственная проблема – да, не было канализации. В колонии хорошее помещение камерного типа и штаб. Зону можно восстановить, в отличии от Надымовки. Мы говорили про ту больницу. Был вариант с устройством в Надымовке колонии-поселения. Но там были уже такие условия, что палочка Коха жила везде, где только можно... И 58-я колония подлежала утилизации, – свидетельствует правозащитник. 
Дмитрий Анатольевич отмечает, что в ИК-56 работали «высококлассные специалисты», которые без работы не остались.
– И с точки зрения медицинского обслуживания, и с точки зрения оперативных, охранных мероприятий, и психологического сопровождения. Это люди, которые были высокопрофессиональными специалистами. Когда колония была ликвидирована, то большинство из них, конечно, разъехалось, – свидетельствует общественный помощник омбудсмена. - Специалисты, которые служили в «Черном беркуте», имели определенные льготы по выслуге. Это было связано с особенным режимом учреждения. К моменту решения о закрытии ИК практически у всех сотрудников уже была выслуга. При ликвидации учреждения сотрудники получили сертификаты на выезд из поселка. Некоторые предполагали выехать в центральную часть России и нести службу в других регионах. Им давали право на получение квартиры в любой точке РФ. Таких было процентов 30.
ИК-56 была поселкообразующей для Лозьвинского. Фото: Николай Починин, архив "ВК - Медиа"
Бывший общественный наблюдатель Дмитрий Халяпин рассказывает, что часть бывших сотрудников «Беркута» осталась «в Ивделях».
- Из тех, кто там служил, многие остались на севере области. Бывший начальник ИК-56 служит в Ивделе (полковник внутренней службы Субхан Дадашов возглавил ИК-63, колонию особого режима в микрорайоне Гидролизный, – прим. автора). Пользуется авторитетом у сотрудников и осужденных. Зам по воспитательной работе – в Ивделе. Начальник здравпункта – тоже там. Как и психолог. Те из сотрудников «Черного беркута», кто не уехал из региона, продолжают служить в Ивделе. Каких-то вопросов с переводами, насколько знаю, не возникло, – отмечает Дмитрий Анатольевич. – Допускаю, без работы могли оказаться те жители Лозьвинского, кто не обслуживал эту колонию. По-моему, там один или два специалиста остались после того, как колония была поставлена на консервацию. Так что особо пострадавших (при закрытии колонии, - прим. автора), как в некоторых других муниципальных образованиях, сельских поселениях, не было. Не было такого, что сотрудники были против закрытия колонии.
Дмитрий Халяпин отмечает, что, несмотря на репутацию «Черного беркута», некоторые из заключенных не хотели уезжать из Лозьвинского. Они хотели «досидеть» здесь. Потому что, считает общественный помощник омбудсмена, привыкли... 
Чем занимаются люди, оставшиеся в Лозьвинском? На что они надеются и чего ждут? Что в полузаброшенном поселке на севере области делает бабушка, которой уже за 80 лет? Кто охраняет опустевшую зону, стоящую на утесе? Куда дели скульптуру черного беркута? Как в колонии погиб сын Гали? Могут ли «пожизненники» просить об условно-досрочном освобождении? Как адаптировали осужденных, которые после 25 лет лет жизни за колючкой вышли на свободу и оказались в другой стране? И кто он, Джек – хороший мальчик из «Черного беркута»? 
Продолжение следует. Вторую часть спецрепортажа из Лозьвинского читайте вскоре. 

“Самая страшная тюрьма России: Приговоренные”

В октябре 2012 года в “Черном беркуте” работала съемочная группа канала документального кино “24 Док”. Кинодокументалисты сняли фильм об осужденных к пожизненному лишению свободы, а также осужденных, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы либо лишением свободы на определенный срок. Съемками руководил британский журналист и кинодокументалист Марк Франкетти
Пресс-служба свердловского ГУФСИН сообщала, что в 2013 году фильм участвовал в конкурсе 35-го Московского международного кинофестиваля под названием “Приговоренные” (англ. The Condemned). 
О заключенных из "Черного беркута" сняли документальный фильм. Фото: Андрей Клеймёнов, "Глобус"
Фильм показали на канале BBC - под названием “Russia’s Toughest Prison: The Condemned”.
- Вообще, я за то, чтобы все-таки оставили смертную казнь! Может, кто-то не поймет, кто никогда не сталкивался и даже в глаза не смотрел этим убийцам. Для меня, только смертная казнь, - говорит в конце фильма начальник “Черного Беркута” Субхан Дадашов
Как осужденные из “Черного беркута” относятся к расстрелу? Раскаиваются ли они в том, что натворили? Кто такие “обиженные”? 
Документалка размещена в свободном доступе на YouTube. Посмотреть фильм можно в группах проекта “Брошенные зоны” в социальных сетях “Одноклассники” и “ВКонтакте”. 
Instagram - продукт компании Meta, которая признана экстремистской организацией в России
hotel logo
Копировать ссылку
Поделиться в соцсетях:

Условия размещения рекламы
Наш медиакит
Комментарии
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных